Интервью с Юлией Рутберг

Интервью с Юлией РутбергЯ все время себе задаю вопросы… Любовь – это не просто формула, в которой заключено человеческое счастье. Любовь – это неуловимое, непокорное времени и пониманию чувство, материя, свет, из которого сотворена Вселенная… Почему же человеческая любовь так беспросветно эгоистична? Любовь и эгоизм – антонимы? Своими догадками делится актриса Юлия Рутберг, сыгравшая в конкурсном фильме «Четыре возраста любви», выдвинутом на фестиваль «Кинотавр 2008».

– У вас есть вопросы, которые вы себе задаете с самого детства?

– Я все время себе задаю вопросы, периодически. Они могут быть глупые, бытовые, житейские, философские, глобальные… Но поскольку я сама их себе задаю, то в этом нет ощущения ни бравады, ни позы: сама задала – сама и ответила, или не ответила. Когда ты сам себе задаешь вопрос – это самый предельно искренний диалог, потому что ты наедине с самим собой. Это никто не может ни зафиксировать, ни отрецензировать, ни опубликовать, ни откомментировать. Это твое личное. Поэтому, наверное, это самые мучительные разговоры.

 

– Человеческая жизнь – это вопросы и постоянное развитие.

– Вопрос – это состарившийся восклицательный знак! Поэтому пока я больше живу восклицательными знаками, но иногда восклицательные знаки старятся и, уже с моим жизненным опытом, переходят в вопросительные.

– Юлия, вы эгоистичны?

– Как любой нормальный человек. Здоровая доля эгоизма в человеке должна быть обязательно, потому что иначе он ничего не добьется. Эгоизм – это защита организма.

– Скажите, а вы любите свой эгоизм? Вы ощущаете благодарность по отношению к нему?

– Вы знаете, я совершенно не готова ответить на этот вопрос, потому что я никогда себе его не задавала. Вот когда во мне возобладает очередной раз какое-то эгоистическое начало, так я с ним поговорю, и когда мы в следующий раз увидимся, я попытаюсь объяснить свои эмоции. Мне кажется, что в человеке находится много «я». «Я» эмоциональное, «я» рациональное, «я» иррациональное. И эти «я» разговаривают между собой, и периодически что-то «выскакивает». А эти «я» и есть грани эгоизма.

– Развитие и эгоизм – это одно и то же?

– Вы знаете, я думаю, эгоизм в чем-то подобен иронии. У Блока есть гениальная статья об иронии, и ее дозах в организме человека. Маленькая доза дает человеку шарм, проявляет его чувство юмора. Для женщины это, может быть, возможность какой-то дополнительной манкости, какой-то краски; для мужчины – показатель ума. Большое количество иронии – это уже опасно. А гипербольшое – это ржавчина, которая начинает выедать человека, сжирать, когда человек начинает все пожирать вокруг себя. Точно так же и с эгоизмом: мне кажется, что маленькая доза развивает человека, как сам эгоизм развивается вместе с человеком. Иногда эгоизм подтягивает человека, получается такое динамическое равновесие, как в сообщающихся сосудах. А если эгоизм начинает зашкаливать, и для человека начинает существовать только буква «я», то это его большой критический ноль. Когда человек – только «я» и ничего другого (пусть почитает монолог Хлестакова!), жизнь превращается в гигантский монолог вранья. Человек даже резко глупеет и это видно: если он сосредоточен только на себе, у него даже выражение лица становится другим. Мне даже кажется, что в искусстве есть такое понятие, как «мы».

– Сотворчество?

– Да. И вот в таком сотворчестве, как «мы», уживаются здоровые эгоизмы разных людей, в споре рождается истина, а спор – это две точки зрения, два эгоизма. Мне кажется, что во всем должно быть чувство меры. Золотое сечение – это чувство меры. И, как известно, «21» – это в десятку, в яблочко, это золотое сечение; а ровно на один больше – «22» – это перебор. А что такое перебор? Это пошлость. Так вот – от «яблочка» до пошлости – один шаг.

 

Беседовала В.Важенина

Copyright © 2007, «Новое Человечество»

Автор

Ольга Леонтьева

трансформационный коуч, процессор, энергопсихолог